Какую угрозу несут польские праворадикалы Украине?

В последние месяцы в политических отношениях Украины и Польши главное место заняли исторические споры. Провокации инициированные спецслужбами Российской Федерации для разрушения украинского-польского альянса в 2015-2017 гг. благодаря информационным кампаниям в СМИ постепенно начали активно использоваться отдельными националистическими и праворадикальными силами в обеих странах.

После того, как к националистам присоединились политики-популисты и отдельные должностные лица, деструктивная для двустороннего сотрудничества повестка дня вышла на самый высокий уровень. Во время переговоров П. Порошенко и А. Дуды в Харькове 13 декабря 2017 оба президента были вынуждены обсуждать именно историю.

Главный бенефициар — Кремль, вероятно очень доволен текущим положением дел. Но теперь, Украине приходится учитывать процессы, происходящие в соседней стране. Марш в честь Дня Независимости, который состоялся в Варшаве 11 ноября 2017 продемонстрировал, что националистические и радикальные силы пользуются открытой поддержкой со стороны отдельных политиков из правящей партии «Право и справедливость». А плакаты с которыми шли демонстранты: «Беженцы — вон!», «Помним о Львове и Вильнюсе», «Чистая Польша, белая Польша» указывают на экстремистские тенденции внутри польских праворадикальных движений.

Для Украины эта проблема имеет важное значение по ряду причин. Во-первых, украинцы-заробитчане начали сталкиваться с заявлениями, что они отбирают работу у поляков. На самом деле, украинцы преимущественно занимают рабочие места, освободившиеся после выезда поляков на работу в Великобританию или Германию. Министр иностранных дел Украины даже сделал твит, «что именно украинцы спасают конкурентоспособность экономики Польши».

Такая твиттер-дипломатия Климкин связана с тем, что польское правительство упорно продолжает называть украинских экономических мигрантов «беженцами». Последнее заявление прозвучало 2 января 2018 из уст нового премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого на совместной пресс-конференции в Будапеште с венгерским премьером В. Орбаномом.

Позиция польской власти объясняется нежеланием Варшавы принимать беженцев-мусульман с Ближнего Востока и Африки в рамках механизма квот среди стран Европейского Союза. Однако постоянное повторение этой мысли в СМИ может привести к закреплению в польском обществе мнения, что «украинцы — беженцы».

Во-вторых, токсический исторический вопрос, который сейчас активно эксплуатируется в обеих странах политиками-популистами, рискует окончательно выйти из-под контроля. Так, по разным подсчетам в Польше сейчас работает около 2 млн. украинцев. Такие вопросы как Волынь-1943, деятельность ОУН-УПА уже приводят к росту количества бытовых конфликтов. В 2017 в СМИ неоднократно сообщалось о столкновении на национальной почве между украинцами и поляками в разных городах Польши.

В-третьих, отдельные польские политики продолжают эксплуатировать тему возвращения исторических польских земель, в том числе города Львов. В свою очередь, в украинских националистических кругах также периодически поднимаются вопросы территориальных претензий к Польше.

И наконец, есть опасения, что праворадикальные группы в Польше часто сознательно или бессознательно выступают агентами Кремля. Поэтому их провокации имеют не идеологические, а весьма рациональные окраски, подкрепленное стабильным финансированием со стороны Российской Федерации.

Несмотря на значительное количество экстремистских групп, действующих в настоящее время в Польше, чаще всего в их идентификации преобладает идеализация националистической польской политики 1930-х годов. То есть времен, когда Западная Украина входила в состав Польши.

Другим компонентом является продвижение идеи этнической гомогенности населения Польши и сохранение католических традиций. В последнее десятилетие важным объединяющим фактором является антироссийские настроения (наследство от пребывания части Польши в Российской империи и Варшавском пакте). Финальными аккордами в этом перечне есть антисемитизм, гомофобия и расизм.

Следует подчеркнуть, что эти организации остаются маргинальными по отношению к ведущим политических движений Польши. Но во время таких мероприятий как Марш Независимости 11 ноября они находятся в центре внимания в СМИ благодаря своим радикальным лозунгам и экстремистскому поведению.

Рассмотрим главные из них.

«Национально-радикальный лагерь» ( «Obóz Narodowo-Radykalny»)

Наиболее известной польской экстремистской организацией является «Национально-радикальной лагерь». Она была сформирована в начале 2000-х, унаследовав имя группы созданной в 1934 году. «НРТ» образца 1930-х годов была схожа с фашистскими организациями в Германии и Италии и имела откровенно антисемитский характер. Современный «Национально-радикальной лагерь» также принял за свой символ фалангу — руку, держащую меч, подобную свастике. Активисты организаций поздравляют друг друга с помощью «гитлеровского салюта» и носят военизированную униформу.

Члены «Национально-радикального лагеря» во время Марша Независимости 11 ноября 2017 г.

«НРЛ» стал известным, прежде всего, благодаря своим уличным акциям и организации Маршей Независимости начиная с 2008 года. Тогда улицами Варшавы прошли около 3 тысяч человек. В 2017 году на Марше приняли участие уже 60 000 участников. Кроме того, «НРЛ» имеет тесные связи с польскими футбольными фанатами, которые известны своим агрессивным поведением, в особенности на выездных матчах за рубежом.

«Национальное возрождение Польши» ( «Narodowe Odrodzenie Polski»)

На сайте этой группы отмечено, что она была создана 10 ноября 1981 после введения военного положения В. Ярузельским. Поэтому на начальном этапе главной целью организации была борьба с коммунистическим режимом. Но как и «НРЛ», «Национальное возрождение Польши» использует в качестве своего символа фалангу и продолжает традиции националистических организаций 1930-х годов. С 1994 г. группа издает журнал «Щербец» («Szczerbiec») по названию меча-реликвии польских королей. В своей деятельности «Национальное возрождение Польши» опирается главным образом на молодежь.

Члены «Национального возрождения Польши» во время марша

«Всепольская  молодежь» ( «Młodzież Wszechpolska»)

Эта молодежная организация также подчеркивает свою историческую связь с молодежными группами 1920-1930 гг. Созданная в 1989 году, «Всепольская молодежь» занимает молодежную консервативную нишу. С начала 2000-х годов она ассоциировалась с национально-консервативной партией «Лига польских семей». По квоте этой партии основатель «Всепольской молодежи» Роман Гертих занимал должности министра образования и заместителя премьер-министра с мая 2006 по август 2007. Но уже с 2012 года «Всепольская молодежь» совместно с «Национально-радикальным лагерем» развивают собственный политический проект — партию «Национальное движение».

Председателем партии «Национальное движение» является Роберт Винницкий — внефракционный депутат Сейма Польши, который прошел в парламент по списку «Кукиз-15». В 2009-2013 гг. Винницкий стоял во главе «Всепольской молодежи» и известен своими открыто антиукраинскими взглядами. В частности, 16 марта 2017 он провел в Сейме пресс-конференцию, на которой заявил об угрозе массовой миграции украинцев в Польшу. В мае 2017 Винницкий вошел в комитет польских националистов, причастных к демонтажу памятника УПА в Грушовичах. И именно партия «Национальное движение» принесла на Марш Независимости 11 ноября 2017 г. плакат «Помним о Львове и Вильнюс».

Насколько заметно присутствие праворадикалов в политической жизни Польши остается открытым вопросом. Зато их активность в медиа, и участие в провокациях направленных против Украины и украинцев уже сейчас имеют негативные последствия для двусторонних отношений. Именно благодаря разжиганию споров с соседями, будь то Германия или Украина — подобные группы получают возможность для самопиара и привлечения новых сторонников. Поэтому, продолжение исторических войн между двумя странами не в интересах обеих стран и есть надежда, что после декабрьской встречи Порошенко и Дуды им будет положен конец.

Сейчас же важно продвижения позитивной повестки дня сотрудничества Украины и Польши. В частности экономическое сближение происходило в 2017 рекордными темпами, и Польша за 9 месяцев 2017 экспортировала больше товаров в Украину чем за весь 2016 год. Соответственно и экспорт Украины в Польшу за январь-октябрь 2016 по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. вырос на 26,7%.

Но вы не услышите эту информацию из уст польских и украинских националистических праворадикалов. Вместо того, чтобы смотреть вперед, они и дальше предпочтут копаться в прошлом.