«Кредитный империализм». Сможет ли Китай заменить Украине МВФ?

В условиях неопределенности относительно получения следующего транша МВФ Киев может в этом году снова выйти на внешние рынки заимствований. Наиболее вероятным является размещение евробондов, как это уже произошло в сентябре 2017 г. Но нельзя исключать и другой сценарий – попытку получить кредитную линию у Пекина.

В 2018 году Украина должна выплатить по внешнему долгу $4,5 млрд., а в 2019 – еще $5,5 млрд. Для их погашения будет недостаточно текущих золотовалютных резервов, и Киеву, в любом случае, понадобится привлечение внешнего финансирования.

Нежелание украинских властей учесть предложения МВФ в законопроекте об Антикоррупционном суде приведут к блокированию в 2018 г. траншей не только от Фонда, но также от Всемирного Банка и ЕС. 22 января министр финансов Украины Александр Данилюк уже заявил, что в первой половине года рассматривается вариант получения недостающих средств путем выпуска еврооблигаций.

Но не стоит исключать второй вариант – привлечение денег у суверенных кредиторов, и прежде всего у Китая. В 2012-2013 гг. уже был опыт получения займа на сумму $3 млрд. от Экспортно-импортного банка Китая для Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины (ГПЗКУ). История с выплатой этого кредита продолжается до сих пор – в декабре 2017 г. шли переговоры о снижении ставки с 4,5% + LIBOR до 2,5% + LIBOR. В 2015 г. для того, чтобы вернуть кредит Пекин подавал на Украину иск в суд Лондона.

Однако в том же декабре 2017 г. по результатам заседания Комиссии по сотрудничеству между правительствами Украины и КНР премьер-министр В. Гройсман заявил о планах реализации совместных проектов на сумму $7 млрд. Вероятнее всего, речь идет о китайских кредитах для строительства инфраструктурных проектов на территории Украины. Также это могут быть инвестиции в аграрную отрасль нашей страны для экспорта продукции в Поднебесную.

Для того, чтобы не повторить историю с ГПЗКУ, Китай может прибегнуть к уже стандартной для себя практике – включению в сделку условия об отчуждении активов страны-заёмщика в случае неуплаты долговых обязательств.

В отличие от МВФ и Всемирного банка кредиты Китая предоставляются без всяких дополнительных условий — обязательств проведения реформ или принятия законов. Единственное требование — гарантирование займа инфраструктурными объектами либо ценными ресурсами на территории заемщика.

Хамбантота, Джибути и Гвадар — как не стоит вести дела с Китаем

Показательная история случилась в конце прошлого года в Шри-Ланке. Правительство этой страны, которое получило в 2005-2017 гг. от Китая почти $15 млрд., оказалось не в состоянии обеспечить своевременные выплаты процентов по кредитам. В итоге для облегчения долга Шри-Ланка передала КНР в концессию имеющий стратегическое военное значение порт Хамбантота сроком на 99 лет.

Аналитики уже окрестили этот случай «кредитным империализмом» — формой подчинения зарубежных стран Пекином с помощью экономического давления.

Пример Шри-Ланки лишь последняя громкая история. В августе 2017 г. Китай открыл первую военную базу в Африке воспользовавшись долгом правительства Джибути. Как и Хамбантота, Джибути имеет стратегическое географическое положение – на входе в Баб-эль-Мандебский пролив и Красное море.

Подобный сценарий не исключен и в отношении пакистанского порта Гвадар. Эта морская гавань на входе в Персидский залив в рамках пакистанско-китайского коридора после завершения модернизации позволит Пекину переваливать до 300-400 млн. тонн грузов в год. А с точки зрения географического положения Гвадар интересен Китаю для проекции военной силы на западную часть Индийского океана.

Как и в Шри-Ланке, проекты в рамках инициативы «Один пояс, один путь» в Пакистане на общую сумму $55 млрд. гарантировались получением Китаем права собственности в случае невыполнения кредитных обязательств со стороны Исламабада. Поэтому, Гвадар наверняка станет главным требованием Пекина в случае неспособности Пакистана погасить долги.

Китаю интересен главный украинский актив

Что же может предложить Украина такому кредитору как Китай для гарантирования погашения кредитов? Вариантов всего два — государственные предприятия и земля. Объявленные планы на 2018 г. о приватизации государственных предприятий, без сомнения, могут привести в страну крупные китайские инвестиции.

Но все же наиболее вероятный интерес Пекина – украинские черноземы. В государственной собственности находится 10,5 млн. га сельско-хозяйственных угодий из общего фонда в 42,7 млн. га.

Изменения в структуре потребления китайского населения требуют растущего импорта зерновых, и Украина как поставщик продовольствия может помочь гарантировать продовольственную безопасность Китая.

Однако стоит ли Украине использовать земельный фонд в сделках с Пекином? Здесь поучительным будет опыт Кении, где Китай взял земли в аренду на 50 лет, оградил их забором, а затем завез китайских рабочих и сельскохозяйственную технику. В итоге Кения получает лишь небольшую арендную плату, а вся сельскохозяйственная продукция экспортируется в Поднебесную.

Поэтому украинским властям стоит взвесить все за и против разных вариантов поиска средств на внешних рынках. В текущей ситуации прекращение финансирования со стороны МВФ может обернуться катастрофическими последствиями для будущего Украины ведь дальнейшее увеличение внешнего государственного долга путем выпуска евробондов ляжет грузом на следующие поколения.

Но еще большие угрозы несет приход кредиторов, «которые не выдвигают условий».